муниципальное бюджетное учреждение культуры ангарского городского округа
12+
 
Библиотека №1 носит имя ангарского поэта, Почетного гражданина города Валерия Анатольевича Алексеева. И мы считаем своим долгом напомнить читателям о том, кто отдал все свои силы, силы труженика, поэта, человека совестливого и отзывчивого, «городу своей судьбы» – Ангарску.
 
Родился Валерий Алексеев 21 января 1923 года в Уфе. Жил в Москве. В 1941-м добровольцем ушел на фронт. После войны учился в МГИМО – кстати, с детьми самых высокопоставленных родителей. Он лично знал адмиралов Кузнецова, Трибуца, Головко, уезжал из Москвы в одном купе с братом короля Михая. Сидел в одной камере с начальником штаба Квантунской армии полковником Маедой, немецким фашистом Отто Гедике. В Краслаге общался с дежурным генералом маршала Жукова, Героем Советского Союза генерал-майором Крюковым – мужем Руслановой.
 
Время всерьез проверило его на прочность: студент Московского института международных отношений, комсорг и активист, будущий дипломат оказался на сибирских нарах – «мы с корешем отнюдь не добровольцами, а по этапу прибыли сюда». Он работал на стройках Крайнего Севера и Восточной Сибири, на промышленных гигантах Ангарска.
 
После освобождения в 1954-м остался в Ангарске, и всю последующую жизнь Валерий Алексеев прожил в нашем городе.
 
В начале 90-х годов был полностью реабилитирован. У него появилась возможность уехать в Москву, Ленинград, Сочи... Не смог. «Ангарск для меня не место проживания, а «город моей судьбы», как я сказал в одном из стихотворений. И этим все сказано».
 
Я не думал тогда, что Сибирь
Станет родиной мне второю.
Думал, временно поживу,
Денег малость скоплю,
А зимою
Катану, как бывало, в Москву
Или прямо к Черному морю.
Но фортуна, крутя колесо,
Подшутила, видать, надо мною.
 
Однажды В. Алексеева спросили: «Каковы основные вехи вашей жизни?» – «Детство – школа – война – институт – Лубянка – ГУЛАГ – Ангарск – свобода. Остальное – в стихах», – ответил поэт. А на вопрос, как он стал поэтом, В. Алексеев ответил, что «стихи диктует жизнь».
 
Еще он говорил: «Генрих Гейне признавался: для того, чтобы стать поэтом, надо сильно и страстно любить или быть глубоко несчастным человеком. Я испытал и то, и другое: и сильную любовь, и несчастий на мою долю хватило».
 
Нелегкой литературной тропой шел В. Алексеев. «Так я карьеру барда начинал не на пиру, а в каменном карьере», – пишет он. Очень дорого стоит такое признание. Оно подтверждено всей жизнью и работой поэта на ударных стройках наших пятилеток. А рядом стоят стихи о фронтовом товариществе, немеркнущий отсвет суровых лет, память о пройденных дорогах.
 
Суровым, но необходимым назвал он путь поэта. Он никогда не скрывал, что смотрит на жизнь «со своей колокольни», что главное для поэта – быть рядом с трудягами и иметь гармонию в собственной душе.
 
Мои герои – маленькие люди,
их винтиками звал великий вождь.
Они живут на свете без иллюзий,
катают сталь и сеют в поле рожь.
 
***
Они живут не в легендарной Трое,
не в межпланетном мчатся корабле...
Мои незнаменитые герои
живут со мною рядом на земле.
 
Он был честен с читателем, это ему принадлежит строка: «Не верьте, что Ангарск построен комсомольцами».
 
Первые стихи Алексеев опубликовал в 1939 году в газете «Орский рабочий», но понадобилось еще двадцать два года, чтобы получить признание профессиональных литераторов – это произошло в 1961 году на конференции «Молодость. Творчество. Современность».
 
На конференцию Валерий Алексеев представил большой том рукописной книги стихов. Руководители секции поэзии оставили от нее только несколько строчек, остальное надо было переделывать. Лишь через два года, в 1962-м, с кратким вступлением Марка Сергеева, книжка «Закон движения» начинающего поэта Валерия Алексеева пришла к читателю.
 
Жизнь стихи проверяет сурово,
И работа работе под стать.
И поэт должен каждое слово,
Прежде чем приварить, – испытать.
 
19 стихотворений книжки – размышления о жизни, о природе Сибири, об Ангарске, Иркутской ГЭС, о Саянах и Байкале. Но и в этой первой книге были две темы, которые красной нитью пройдут через другие сборники Валерия Анатольевича: огненные годы войны и нерасторжимая связь времен.
 
И через год под купол небосвода
Я в узкий люк был вытолкнут войной.
Слились во мне четыре страшных года
В один прыжок предельно затяжной.
 
«Первый прыжок», «Старая церковь», «Баллада о шпаге», «Невеста героя», «Когда к себе домой», «Семейный альбом», «21 июня 1941 года», «Станция Свеча» – это стихи о духовной неразрывности поколений.
 
В 1970 году выходит второй сборник – «Паводок».
 
Я вновь себя почувствовал мальчишкой,
которому все надо наверстать,
чтоб жизнь свою в конце
концов сверстать
короткою, но стоящею книжкой.
 
Такие строки Валерий Алексеев вынес на обложку своей стихотворной книги. «Сверстать свою жизнь» – что может быть сложней для поэта, тем более если он далеко не молод! А жизнь – это и суровые годы войны, и новые города, и друзья, ушедшие так рано и навсегда. Поэт поставил перед собой задачу рассказать об этом в короткой книжке. Однако он не ограничил себя одной темой: помимо автобиографических стихотворений («Станция Мамонтовка», «Первый прыжок», «Стихи о погибшем товарище»), он включил в нее и стихи-зарисовки («Люблю один бродить на лыжах», «Изюбр», «Пью березовый сок и все больше хмелею от радости»), и философские раздумья («Летают к Северному полюсу», «Пешка», «Арфа»).
 
Самой удачной своей книгой поэт считал сборник «Станция Свеча» (Иркутск, 1981), с которым в 1982 году он был принят в Союз писателей СССР.
 
Почти два десятилетия прошло со времени выхода его первой книги. За эти годы Валерий Алексеев исколесил множество дорог, работал на стройках Крайнего Севера, на строительстве ЛПК и Братского алюминиевого завода. Инженер по образованию, он накопил впечатления от встреч с людьми и тепло их отдавал своему любимому делу – работе над стихами. В этой книге собраны крупицы ярких наблюдений, заметок, незабываемых остановок в пути. Лучшие строки сборника принадлежат военной юности:
 
В шинели солдатской иду по военной Москве
и насмерть стою над охваченной пламенем Ельней.
 
Но большинство стихов в сборнике нерасторжимо связаны с судьбой сибирских строек:
 
При ярком блеске зимних звезд,
назло шальным ветрам,
упрямо вставал и рос
наш первый мост –
предтеча нынешнего БАМа.
 
В сборнике отчетливо прослежена главная линия в творчестве Валерия Алексеева: восхищение мужеством людей труда, воспоминания о боях, о пройденных дорогах и – постоянное недовольство собой: «Пишу всю жизнь, не зная лени, но сознаю на склоне лет, что до грядущих поколений дойдет лишь мой автопортрет...».
 
Анатолий Кобенков писал об этой книге: «...И пусть была она, как и предыдущие, невелика по объему, но заметно весома по смыслу, вложенному в нее, по самому стиху, всерьез и бесповоротно ушедшему в судьбу, пережитое, нажитое».
 
Дальше дела пошли веселее. «Еще не вечер» – 1984 год, «Созвездие Стрельца» –Alekseev V Sozvezdie Stralca 1989 год. В них вошли стихи о детстве, о военной юности, о работе на Севере, о человеческих отношениях. Со страниц книг поэт предстает тонким лириком, человеком, много пережившим и передумавшим, но не озлобившимся, сумевшим подняться над своими обидами, сохранившим ясный и беспристрастный взгляд на действительность. Активная жизнеутверждающая позиция – главная черта его как личности, способной взять на себя ответственность за происходящее рядом. Валерий Анатольевич считал поэзию делом всей своей жизни. «Она буквально спасла меня в тяжелейшие годы, спасает и сейчас», – заметил он однажды.
 
Дорогу строил, но по ней не ездил,
не сачковал, а честным жил трудом.
Из тьмы двадцатым вызволенный съездом,
вернулся седовласым в отчий дом.
А молод был, бродил по белу свету
и на войну с друзьями уходил.
Придя домой с Победой, по навету
в недобрый час на Север угодил.
Но даже там, во мгле полярной ночи,
где власть царит ножа и топора,
он так и не признал законы волчьи,
а верил в силу Правды и Добра.
 
«Баллада о колокольне» – так Валерий Алексеев назвал свою книгу, вышедшую в серии «Сибирская лира» в Иркутске в 1992 году.
 
Именно тогда, через многие годы, он был наконец-то реабили-тирован... Иркутский поэт Р. Филиппов в предисловии к сборнику заметил: «Лирическая гражданственность – вот как, пожалуй, я определил бы основной мотив творчества Валерия Алексеева. Почти каждый его стих — достойный и зачастую необходимый собеседник в нынешних, охвативших страну спорах...».
 
Моя колокольня в степи
Оренбургской стоит,
Как памятник вечный
погибшим на фронте орчанам.
Я был рядом с ними.
Потсдам
повидал и Таймыр,
грузил корабли под
простуженным небом Игарки.
Безденежно жил, но смотрел
восхищенно на мир
сквозь сизый дымок
недокуренной кем-то цигарки.
В любую погоду для друга
распахивал дверь,
преград не страшился,
маршрут презирая окольный:
Зато я имею законное право
теперь
на мир и событья смотреть
со своей колокольни...
 
Достоинством стихов, вошедших в сборник, является их достоверность, трогающая сердце читателя. Есть в книжке и горькие стихи, но и они свидетельствуют о том, что в прожитой жизни не все было гладко и ничто происходящее не прошло мимо.
 
Здравствуй, край мой родимый!..
Ты мне расскажи,
отчего на болоте пожухла осока?!
Отчего не поют перепелки во ржи
и река, где купался мальцом я, засохла?!
Отчего побурела трава-мурава,
где мой внук годовалый ножонками топал?..
И, засохший от горя, пошел на дрова
еще дедом когда-то посаженный тополь.
Над осокой бекасов пронзительный крик,
в той осоке птенцы надорвались от писка...
А над солнечным городом факел горит,
словно Зевсом забытый огонь олимпийский.
 
«Соловецкий камень» – итог сорокалетней творческой работы Валерия Алексеева. Как сказал сам поэт: «Соловецкий камень» вобрал в себя всю мою творческую и жизненную биографию».
 
Книга великолепно издана, на отличной бумаге, с рисунками Ольги Новокрещённых. И по объему она отличается от всех предыдущих – в ней 400 страниц и состоит она из восьми разделов. Это, по сути дела, книги в книге. Сюда вошли стихи о детстве и войне, о Москве и Крайнем Севере, о Диксоне и Петербурге. Большой цикл посвящен Ангарску (более 30 стихотворений!) и его людям.
 
Но главным делом поэта была работа над книгой прозы «Москов-ский тракт», в которой он делится впечатлениями, накопившимися за долгую жизнь. По словам Валерия Алексеева: «Я занялся прозой потому, что пласт жизни толщиной как минимум в полвека невозможно уложить в стихи, поэтому и пришлось мне перейти на прозу и проделать «кандальный» путь от «Соловецкого камня» к «Московскому тракту». Жизнь сталкивала меня с интересными людьми на воле и в ГУЛАГе, в Москве и за Полярным кругом, не говоря уже об Ангарске, где каждый встречный – друг или знакомый. О них я непременно обязан написать, иначе я не выполню своего долга». К сожалению, книга воспоминаний В. Алексеева «Московский тракт» так и не вышла в книжном варианте, есть только публикации в журналах «Сибирь» за 2001 – 2003 годы.
 
Главная его песня осталась неспетой...
3 сентября 2003 года Валерия Анатольевича не стало. Но живут его книги, которые несут трепетное слово, доносят до нас правду времени, свидетелем которого был поэт. В библиотеке №1 есть мини-музей поэта, где бережно хранятся книги из его личной библиотеки, архивные материалы.
 
По словам Валерия Алексеева, он был счастливым человеком, несмотря на годы войны, ГУЛАГ, строительство северных дорог и города Ангарска, перестройку. Он прошел через тяжкие испытания, и его «душа воплотилась в дело».
 
Переосмысливая жизнь,
которую прожил не гладко,
я говорю себе:
- Держись!
Но это больше для порядка.
Поскольку знаю, что земля,
стремясь у крайних точек
сжаться,
летит, пылая и пыля,
и мне на ней не удержаться.
Однажды я с нее сорвусь,
но, и на суд явившись Божий,
на самого себя похожий,
я от себя не отрекусь.
Пусть растворюсь в воде,
в пыли,
но в час весеннего разгула
я выплеснусь из-под земли
разбойным пламенем
багула.
 
Багульник был любимым цветком поэта...